воскресенье, 11 октября 2015 г.

Непокорившиеся

Севастопольцы привычно и даже как-то буднично говорят - "первая оборона", "вторая оборона". Улицы их родного города носят имена героев разных времён - века 19 и 20, и оттого кажется, что нет в Севастополе линейного прошлого. Есть единое "вчера", в котором плечом к плечу стоят люди, для которых не отступить  было так же естественно, как дышать. Для которых трусость страшнее смерти. Даже от мысли об их решимости и внутренней твёрдости перехватывает дыхание, что говорить о том, что довелось увидеть своими глазами...

Мы, потрясённые экспозицией, спросили Киру, сотрудницу музейного комплекса "35-ая береговая батарея": "Как же они смогли выстоять?"  Она ответила просто и правдиво:" Не знаю. Смогли. И если подобное случится с нами, сможем узнать как..." Этот тревожный вопрос-утверждение не дает покоя. Страшно подвести. Стыдно раствориться в словах. 

Севастополь вернулся ещё и для того, чтобы этот вопрос бередил наши сердца, сердца наших детей.
            Видели бы вы, какие красивые лица на немногочисленных сохранившихся фотографиях! Открытые взгляды, широкие улыбки - молодость, полная сил, распахнутая навстречу завтрашнему счастью... Мужчины, на плечах которых держится мир...
            35-ая батарея была спланирована на рубеже веков и выстроена после революции для береговой обороны. Это было грандиозное военно-техническое сооружение - и по масштабам, и по оригинальности инженерной мысли. Автономное обеспечение, уникальная система защиты, мощное орудие с огромным радиусом поражения. Сейчас можно увидеть огромное полуразрушенное гнездо орудийной башни.
А это снаряды.
Можно себе представить, какой урон батарея наносила фашистам, как остервенело они уничтожали защитников. 250 дней длилась оборона Севастополя! Трижды штурмовали город гитлеровцы. Во время третьего штурма по батарее было выпущено 177 снарядов и сброшено около 120 авиабомб. Кажется, остались одни руины...
Но были живы люди. 
Мы спускались в переходы...
 Здесь были кубрики... 
Санчасть...
 И когда Севастополь был сдан 4 июля 1942 года, защитники батареи продолжали сражаться. Без надежды на эвакуацию... Стояли до конца... 
В захваченном, но непокорённом Севастополе было много раненых. Многих взяли в плен. 
Это стена с листами из концлагерных личных дел. Маленькие фотографии в уголке - измождённые люди в полосатой одежде, в руках номер. Так близко и страшно война ко мне никогда не подходила. Всё по-немецки - имя, место рождения, какие-то данные. По-русски только запись "Умер..." И дата. Там все - и русский, и татарин, и армянин, и еврей, и украинец. Люди. Солдаты. Защитники.
По узким переходам в сумраке - вниз-вправо-влево, к вентиляционным площадкам.
 И вдруг...

Так много воздуха! Так много света! Тем больнее представлять, как мучительно страшно было людям, вокруг которых кромешный ад войны...

           За время Севастопольской оборонительной операции потери составили 200 481 человек, из них безвозвратные — 156 880, санитарные — 43 601 человек. Это фото есть в музее - колонна пленных советских солдат, перегоняемых в Феодосию. Всмотритесь - длинная, почти бесконечная лента. Июльский зной. Раны. Боль.
        
 А потом была стена памяти с фотографиями...
   ... и  пантеон памяти с фамилиями, где так легко найти однофамильца. А может, родственника.


...И  зал, где огромный купол неба, где звёзды и лица, лица, лица... Тысячи лиц таких красивых, сильных, мужественных наших спасителей. И огоньки свечей. Наша память.


 Какое счастье, что мы встретимся!
Виктория Викторовна

2 комментария:

  1. Вика, как хорошо, что ты рассказала об этом мемориале! Я до сих пор нахожусь под впечатлением. Потрясающие факты. Стойкость - необычайная. Патриотизм - невиданной силы. Говорю об этом с детьми в школе, делюсь с близкими, коллегами. Чтоб не только к морю в Крым ехали, но и поклониться памяти наших дедов. Не выходит из головы отрывок письма одного матроса: «Мне захотелось пить, я спустился к морю, раздвинул трупы. Многие из них уже распухли, но мне было все равно….». И таких писем там, в стенах казематов было много, читать их без «мурашек» невозможно. А некрополь! После поиска своих фамилий среди списков погибших мы вошли в зал памяти, где в луче яркого света на бетонном полу лежали гвоздики. Когда зазвучала музыка и на фоне звездного неба появились десятки лиц, мне показалось, что они смотрят прямо мне в глаза. Какая-то незримая нить связала их, героически павших, и нас, живых. И не нужно было никаких слов. Сердце откликалось на каждую фотографию, на каждую зажженную свечу. Вечная память на этой земле погибшим. Вто куда нужно возить наших подростков.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Виктория Викторовна.12 окт. 2015 г., 21:42:00

      Да, Света, я тоже все время думала о детях, которым обязательно нужно увидеть это своими глазами. Поэтому и спросила экскурсовода Киру, часто ли привозили украинских детей в мемориал... Мне кажется, такие свидетельства - лучшая прививка от эстремизма. Детям западной Украины таких прививок делать не торопились. И теперь не успели.

      Удалить